Евгения Цыганкова

«В ЭТОМ МИРЕ ЕСТЬ ОЧЕНЬ МНОГО ВОЗМОЖНОСТЕЙ,
НУЖНО ТОЛЬКО ОТКРЫТЬ ГЛАЗА»

Женя, по сравнению с моими предыдущими собеседниками, не такой уж всем известный активист или медийная личность, но, с учётом её возраста, всё ещё впереди. Тем более, только относительно недавно она присоединилась к команде Центра городских инициатив, но уже очень активно участвует в их проектах. Так же у Евгении много планов, связанных с её художественным образованием, при чём по специализации кураторство в искусстве, с уже имеющимся опытом организации проектов и выставок.

***

В начале традиционный вопрос — расскажи коротко о себе.

Я родилась и живу в Могилёве, училась в могилёвской школе №1, пять лет училась в Витебске в Университете имени Машерова на художественно-графическом факультете. Правда, ещё с детства, много времени проводила в Италии, практически каждый год летом по нескольку месяцев жила там. В принципе, основной летний период «тусовок», «молодёжничества» и всего такого проходил в другой стране и с другими людьми. После универа какое-то время провела в Минске, но, в итоге, вернулась в свой родной город.

А чем запомнились годы учёбы в универе, оправдались ожидания и надежды?

В универе самым важным была общага и творческая атмосфера, атмосфера общения. Мы уже были все людьми достаточно современными, и нам не так были важны старые программы — все эти натюрморты, мы были готовы учиться академическим вещам, но на том, что нам интересно. Когда давали свободные темы, у всех «пёрло», а когда делали «академ», было тяжело. Но сейчас я понимаю, что столько часов рисования просто так не прошли, иногда кажется, что может что-то забылось, но когда беру карандаш в руки, понимаю, что оно уже «в теле», знания зашли глубоко. Помимо универа, я ещё каждый год где-то параллельно училась. На втором курсе я участвовала в молодёжном театре «Колесо», на третьем пошла на курсы «Vitebsk4me» — курсы менеджеров культурно-исторического наследия. Там были и архитекторы, и экскурсоводы, и этнографы, и, как итог, я делала проект по беларуским традициям — разработку интернет конкурса и последующую выставку. Всё прошло на ура, потрясающе, я так втянулась, что потом хотела организовывать выставки и конкурсы. После мы ещё организовали арт-поэтический вечер, на котором одни читали свои стихи, а художники их в это время рисовали. Затем была выставка плёночной фотографии «Пути» в центре современного искусства на Толстого, 7. Было очень много участников, зрителей, прессы, отдача была колоссальная. Когда я закончила универ, делала, там же в Витебске, выставку графики «Мир внутри» — художников, которые рисую разных персонажей. Так же было очень много народа, правда, ни на одну из всех этих выставок так ни разу не пришёл никто из администрации или художественного совета вуза. В общем, в Витебске я получила многое, о чём думала, всё было очень классно…

В универе самым важным была общага и творческая атмосфера, атмосфера общения.

И что было далее — как началась самостоятельная, «взрослая» жизнь?

Дальше был период, когда после универа я какое-то время жила в Минске, но не могла найти работу по своему вкусу, бывало, что иногда реально жила на одной овсянке с водой. И я смотрела на себя и думала — вот, я веду такой «бомжатский» образ жизни. Правда, я в тоже время занималась кураторством, ходила на всякие курсы и лекции об этом, встречалась с активистами и другими творческими людьми. Там я встретила своих единомышленников, мы начали думать, что мы хотим, чего мы хотим, у кого какие цели. Девчонки-приятельницы очень хотели свою студию, они сами уже были преподавателями. Мы сделали один совместный проект — «Накипело», где собирали молодёжь и говорили о том, что нас волнует. Он поэтому и назывался так — что бы люди высказались, что им «накипело», чего им не хватало в области современных искусств на тот момент в Минске. Но это было не совсем то, что я представляла и задумывала, мне хотелось больше критических вещей, каких-то прорывов. В дальнейшем девочки открыли свою студию, а я ещё не была готова к преподавательству, я хотела создавать проекты, объединять людей, применять те знания и опыт, которые уже имела, я сама ещё ощущала нехватку преподавателей и людей, которые меня могут научить выражать свои мысли каким то новым языком, вдохновить. И ещё, в Минске уже всё было как-то по другому, по новому, были совсем другие установки — что такое человек, как к нему относиться, какое должно быть взаимодействие на встречах. Я пока не готова была привыкнуть так сразу ко всему. Просто минчане к этому времени больше получили знаний, прошли много тренингов, у них сложились свои отношения, подходы к жизни и работе.

… в Минске уже всё было как-то по другому, по новому, уже были совсем другие установки — что такое человек, как к нему относиться, какое должно быть взаимодействие.

И ты решила приехать в Могилёв?

Да, но в Могилёве я не делала выставок, а стала заниматься ремесленничеством. Затем уехала в Италию и даже думала там остаться. За три месяца, с новыми знаниями и опытом, я там много чего узнала и сделала, но поняла, что я должна быть в Беларуси. Всё же я чувствую привязанность к своим корням, мне хочется узнавать больше свою Родину, своих родителей, свою культуру, здесь это всё узнавать и развивать. Я говорила, что с детства бывала в Италии каждый год по два, а то и по четыре месяца, и там во мне настолько укоренялись их традиции, менталитет, что приезжая сюда я не понимала, почему я тут не могу себя вести так, как там, свободно что то делать. Но я очень ценю итальянский опыт, потому что у них есть очень стойкий институт семьи, есть институт соблюдения традиций, когда ты свою национальность и страну восхваляешь, поднимаешь, обсуждаешь на высоком уровне, я там посмотрела, как это всё может быть.

Значит — снова Могилёв? И какие были идеи тут что-то изменить?

Я приехала в Могилёв и не увидела, куда можно пойти. Я спрашивала у знакомых — куда можно пойти, что бы поговорить с людьми, где есть компании, которые что-то создают, у меня была нехватка деятельности, нехватка общения с такими же активными людьми. И как-то так прекрасно получилось, что я узнала про Центр городских инициатив, про кинопоказы на «Кола», я была несусветно рада. Я поняла, что есть такая классная компания людей, организованная Юрой Стукаловым, а главное — у него есть такой девиз, или установка, что «всё будет хорошо», он во всём ищет позитив. Даже если что то не получилось в одном месте, но пошло в другом, появились какие то другие плюсы — это же классно, он принимает все, как есть, не заставляет делать других больше того, что они могут, каждого поддержит, ведь все люди разные и у любого найдётся своё преимущество в чём то. Даже когда у каждого из организаторов своих «зон» или проектов в ЦГИ есть свой объём ответственности, всё равно Юра спросит, напишет — что надо, соберёт, если нужно, собрание, есть очень ощутимая поддержка, чувство команды, это очень помогает.

… уехала в Италию и даже думала там остаться. Но я чувствую привязанность к своим корням, мне хочется узнавать больше свою Родину, своих родителей, свою культуру, здесь это всё узнавать и развивать…

А насколько необходима команда, «сообщники»?

Я не способна одна что то делать, хоть и могу много чего. Но когда что то начинаю, то вспоминаю, что вот есть знакомый, кто хорошо умеет работать в фотошопе, или подруга, которая аннотации хорошо пишет, ведь совместно всегда можно сделать лучше. Такие люди вокруг есть и очень классно, когда ты их привлекаешь. Я очень командная, но не «скоростная», мне много времени нужно на подготовку, хочется не только что то быстро подготовить и провести, но и пообщаться с людьми, обсудить проект, выставку.

Хорошо, есть команда, друзья, а чего в Могилёве не хватает в более глобальном смысле?

Раньше был Чердак, это было потрясающее  место притяжения, туда приходила реально практически вся молодёжь, там можно было встретить своих древних знакомых, «затворников», или наоборот, заядлых тусовщиков-«дискотечников», но которые тоже туда приходили. Там создавалась какая то особенная атмосфера, объединяющая людей, где одни люди видели, что делают другие, присоединялись к этому, предлагали своё, в одном месте одновременно могли собираться совершенно разные люди. Можно было проводить мониторинг, что люди хотят делать или видеть в городе. И таких людей очень много, кому не хватает подобных пространств, кто сидит дома и не может найти куда пойти. Я знаю многих людей, своих знакомых, одногрупников, которые просто уехали, потому что нечего делать, а кто-то занимается совсем другими делами, например, работает продавцом, потому что нету среды, нет надобности в чём-то новом. Хотя запрос у людей есть, но что-то должно начать создаваться, и нужно место, которое этому могло бы способствовать, что бы все в Могилёве знали, что туда можно прийти и встретить людей с такими же интересами.

Это как с двориком на Первомайской, который мы расписали в «Проекте 14» — собралось много разных творческих людей, каждый предлагал, что и как он хочет видеть, что он умеет делать. И с каждым таким проектом люди больше понимают, куда идут, начинают больше рисковать, добавлять разнообразия.

А что очень позитивного и яркого, на твой взгляд, происходит в городе, ну, не считая стрит-арт дворика?

Я очень рада открытию после долгого ремонта музея Бялыницкого-Бирули, и что они начали с проведения открытых лекций, это просто десять шагов вперёд. Ещё, я увидела просто высочайший уровень нашего симфонического оркестра и солистов, они всё делают на очень высоком уровне. Я это видела в Италии, и, когда я подобное увидела у нас, да ещё когда побывала на открытии органа в костёле, для меня это был просто культурный шок, просто раньше у нас не было такого высокого уровня. Классно, что привозят различные фестивали кино, это здорово, это вещи, которые нужно отлаживать, и главное — рассказывать о них, потому что многие об этом просто не знают.

… «Praekt14» — собралось много разных творческих людей, каждый предлагал, что и как он хочет видеть, что каждый умеет делать.

Вот ты говорила про Италию, а можешь описать, в чём разница между нашими странами в отношении искусства, творчества?

В 50-60-е годы, когда в Европе различные государственные музеи начали переходить в частные руки, художники перестраивались, музеи начинали работать по-новому. У нас как-то очень резко перескочили на арт-пространства, на современные виды, подстроенные под современность. Но у нас не было постепенного перехода, художники не прошли момент борьбы. В Беларуси государственное остаётся на том же уровне, что и было, не изменяет своих форм, а частники уже живут в современности, по-современному делают. Думаю, что для нас основная задача — изменить государственные формы отношения к искусству, улучшить, осовременить, что бы оно самообеспечивались. Сейчас у нас существует очень большой разрыв, ведь раньше было так — когда художник что-то пишет, это должно быть понятно всему человечеству, а сейчас наоборот — художник что-то сделал, и мы должны додуматься, что происходит. Что касается Беларуси, то мне кажется, художники должны пробудить людей, что бы у людей что-то зашевелилось внутри, появилось понимание, что мир не стоит на месте, что бы они сами захотели, например, становиться участниками каких-то художественных перформансов, инсталляций. А сейчас, в Могилёве, мы пока ещё видим современное искусство, арт-объекты только в интернете, мы не видим этого на улицах, не видим на витринах, в одежде, ни в чём вообще. Люди как будто оторваны от земли, от цивилизации — в интернете вроде как всё есть, а должно быть здесь, вокруг, что бы люди могли напрямую с этим воздействовать, а не через экран монитора или смартфона. Или вот взять городское оформление — афиши, визуальные объекты, они настолько в современном представлении выглядят оторвано от настоящего, что просто воспринимаются как какой-то трэш.

А чем занимаются обычные люди в Италии — в чём, например, отличие нашего какого-нибудь «Праздника города» от итальянского?

Там праздник создан для людей, что бы люди стали сплочённей, почувствовали любовь друг к другу, к государству. У них обязательно всё традиционное, обычно всегда выставляется национальная еда, многие одевают традиционные национальные костюмы, а не только «реконструкторы». В каждой кафешке организуются общие столы, где собираются помногу человек, как знакомых, так и не знакомых, заказывают свою традиционную еду, общаются, искренне радуются. Главное — там все люди знают, что у них в государстве происходит, чем своим и в своей стране гордиться. Всё проходит тепло, культурно, и не нужно ничего организовывать — у тебя есть флаг твоей страны, искренность и радость, и тут же создаётся атмосфера того праздничного, что происходит. И ещё, у них есть такая традиция, что ты не можешь работать больше, чем отдыхаешь, считается, что нельзя хорошо работать, если ты не восстановился. И нет такого как у нас рабочего «надрыва», всё делается по правилам, без спешки.

…Люди как будто оторваны от земли, от цивилизации — в интернете вроде как всё есть, а должно быть здесь, вокруг, что бы люди могли напрямую с этим воздействовать, а не через экран монитора или смартфона.

Хорошо, с Италией понятно, а как можно поменять наш город, и себя в лучшую сторону?

Я думаю, нужно делать то, чем «горишь», должна быть отлаженость и настройка в делах. И горожане не должны молчать о том, что происходит, нужно говорить, обсуждать, в том числе должен быть и диалог с властями, и должна быть площадка для взаимодействия. Мне кажется, что наши люди плохо понимают, как всё устроено в стране, как что работает, считают себя винтиками.

А какое событие в городе тебе больше всего нравится, что можешь выделить?

По событиям — я бы не стала что-то выделять, всё, что происходит, важно для города. А для меня всегда интересно то, когда я открываю для себя какой-то новый формат, который я до этого не видела.

Твоё любимое место в городе, как ты любишь проводить свободное время?

Дубровенка. Люблю походить, посидеть, понаблюдать за птицами, покормить их. А отдыхаю по разному, иногда просто надо «поплюшничать» — полежать дома, пересмотреть новейшие сериалы, которые мне интересны, перечитать новые книги, статьи, это такие моменты пополнения знаний. Если говорить о хобби — это мои друзья, общение.

Твое жизненное кредо, лозунг?

В этом мире есть очень много возможностей, нужно только открыть глаза, надо понимать, что у тебя есть возможности развиваться, становиться кем-то и делать, что хочется!

И напоследок — пожелание могилевчанам.

Верить в себя, в меня, и будь, что будет!

 

С Евгенией беседовал Алесь Соболевский.
фото Алесь Соболевский.