Урбанистика: трудности перевода

3ppX44x8Mvkпара слов о российской (только ли) урбанистике


Урбанистика в России – крайне занимательное явление. Никто особо не вдаётся в подробности, что такое урбанистика, но большое количество людей с энтузиазмом занимаются чем угодно, называя эту деятельность урбанистикой или урбанистическим «чем-то». У некоторых, так же не особо понимающих, о чём речь, но имеющих чутьё на моду, слово «урбанистика» вызывает яростное раздражение, сходное по силе с эмоциями от «современного искусства» или «стартапов».

Причина этих проблем кроется в том, что можно назвать издержками импорта. Как такового описания для действий, связанных с городом, будь то художественных, научных или архитектурно-планировочных, в России самостоятельно не сложилось, однако, когда началось активное привнесение различных практик и дисциплин, содержащих в себе прилагательное urban, к сожалению, всё это было названо урбанистикой.

В английском языке нет такого явления как «урбанистика». Есть urban studies, объединяющие широкий спектр наук, таких как география, социология, социальная психология, антропология, есть urban planning, в большей степени, касающийся конкретной практики городского планирования, есть urban design, urban sociology и многое другое. Но никому в голову не приходит называть теоретические изыскания социальных географов, дизайн уличной мебели и акционистское искусство одним словом. В этом плане урбанистику можно сравнить с «русским роком» — обобщение настолько же дикое, насколько бессмысленное.

Конечно, у социальных географов, дизайнеров уличной мебели и художников-акционистов есть точка пересечения — их область интересов так или иначе связана с городом. Более того, они могут работать вместе, используя городские интервенции художников как исследовательские инструменты для социальных психологов, или используя дизайнерские наработки для реализации сложных планировочных решений. Нужно ли это всё называть одним словом — сложный вопрос.

Еще в англоязычном мире есть такое явление как urbanism. Это не конкретная дисциплина, но целое семейство идеологий и общественно-философских течений. После Великой Октябрьской Революции в СССР тоже существовал свой урбанизм. На просторах интернета можно найти книгу 1930-ого года «Социалистические города», представляющую собой, как раз-таки, образец советского урбанизма. Автор пишет о том, как должны быть устроены города победившего пролетариата в соответствии с идеологическими требованиями. Это ни в коем случае не архитектурный трактат и не руководство к действию. Это социальная философия в чистом виде. Утопическое конструирование идеального города в идеальных условиях, охватывающее всё от внешнего вида домов, до режима питания жителей. Однако, советский урбанизм, как феномен сугубо идеологический не имел продолжения после распада СССР. На Западе же, урбанизм развивался и развивается до сих пор. По сути дела, у каждой социально-философской доктрины есть свой урбанизм, свой комплекс представлений о том как и для кого строить города.

Если не вдаваться в нюансы, то, безусловно, наибольшее распространение на Западе получил либеральный урбанизм. И именно либеральный урбанизм, как гуманистическая доктрина, с одной стороны, и как набор определённых практик, с другой стороны, получает распространение в России сейчас, под видом всё той же урбанистики. Именно из либерального урбанизма произрастают идеи, принимаемые российской новой урбанистикой как само собой разумеющиеся ценности — «удобный город», «пешеходная среда», «общественные пространства», «право на город». Планирование, основывающееся на мнениях жителей, подсчёте повседневных практик и соображениях доступности — тоже оттуда.
По сути дела, либеральный урбанизм — это такая демократия, только в измерении городского планирования. И, что немаловажно, эту идеологию разделяют чуть менее, чем все деятели российской урбанистики, будь они хоть эпатажными уличными художниками, хоть университетскими профессорами.

Теперь мы подходим к самому важному: а что, собственно, должны делать все эти люди в рамках городского развития с точки зрения либерального урбанизма? Очевидно, что они не должны, подобно советским градостроителям, проектировать домостроительные комбинаты, производящие домостроительные комбинаты, строящие типовые панельные дома, которые заселяются типовыми советскими гражданами. Наоборот, их роль заключается в том, чтобы в каждом отдельно взятом случае собирать за одним столом переговоров жителей, представителей бизнеса и представителей власти и выстраивать между ними конструктивный диалог относительно тех или иных вопросов градостроения. Скажем, строить ли на пустыре парк или отдать его девелоперу под торговый центр? Расширять магистраль или пустить по ней скоростной трамвай? Сносить заброшенный заводской цех или пригласить туда современных художников? Задача урбанистов в том, чтобы проявлять интересы жителей, бизнеса и властей и помогать им приходить к консенсусу, оказывая, где требуется, экспертную помощь. Звучит неплохо, во всяком случае, ничуть не хуже, чем честные выборы или независимый суд.

Но, в силу того, что урбанистика в России забывает о важности обсуждения философских идей, стоящих за ней, признавая либеральный урбанизм как единственно возможную истину, то она предстаёт разновидностью религии, или, в лучшем случае, общественного активизма. Давайте сделаем всё хорошим, чтобы всё плохое куда-нибудь исчезло, потому, что когда всё хорошо — это просто замечательно. Ну, в смысле, когда всюду велодорожки, пешеходные зоны, город в масштабе человека и плитка симпатичная.
А еще можно сделать так, чтобы с помощью айфона покупать билеты на самолёт прямо на трамвайной остановке. И покрасьте младенца в золотой цвет. Зачем? Будет круто!

Автор: Пётр Иванов
Иллюстрация: Jacek Yerka
Источник: urbanurban.ru